Главная

Полезное

Александр Калягин. Маменькин сынок

28 июня 2012 | Раздел: Рекламные статьи | Комментарии отключены

Дорогие сердцу строчки: «Давай назовем его так: Александр. Хорошее имя, славное и имеющее героическое прошлое. Сокращенно — Алик. Тоже прекрасно! Итак, решено —Александр Александрович Калягин…» Это написал своей супруге Юлии его отец, директор Московского областного педагогического института. А меньше чем через месяц после появления сына — 17 июня 1942 года — Александр Георгиевич умер от кровоизлияния в мозг.

 

Шла война. Мирные дела откладывались «на потом». Популярной была и фраза: «Не время сейчас рожать». От многих слышала эти слова Юлия Мироновна. С точки зрения практичности беременность, когда надо эвакуироваться из столицы, конечно же, оказалась весьма некстати. Благо консультировал супругов хороший врач, который на вопрос «Что делать?» ответил однозначно: «Рожать!» Ведь вселенская мудрость гласит, что дети всегда появляются ко времени и никакие войны брать в расчет при этом не стоит.

 

Тем более что Юлии Мироновне было уже сорок лет, и она понимала: если сейчас упустить этот шанс, то потом радость материнства можно уже не познать.

 

Когда же на свет появился Сашенька, она буквально окружила его любовью и заботой. А после смерти мужа опека возросла во сто крат, ведь ее усилил страх потерять еще одного дорогого человека.

 

Материнской любовью была пропитана каждая секунда жизни малыша. Если ее не было хотя бы миг, мир для мальчика меркнул, становился пустым. В память Калягина врезался момент, когда его отдали в детский сад: «Мама уходит, спускаясь вниз по лестнице, и я, чуть не плача, смотрю ей вслед, а нянечка в белом халате уже тянет за руку».

 

Чувство одиночества с годами росло. Да, Юлия Мироновна по-прежнему стремилась постоянно находиться рядом с сыном, но где найти для этого время? Надо же было работать, чтобы обеспечить себя и Сашу хлебом насущным. Мальчик был предоставлен самому себе. Так он выдумал собственный мир, куда никто не мог пробраться, где все текло исключительно по его велению, где никто не дразнил «маменькиным сынком».

 

Правда, эту вселенную хотелось показать другим. Так появился домашний театр. Семилетний мальчик сам выступил архитектором и художником-оформителем. По просьбе Саши мама привела столяра, который по эскизам сына смастерил театрик с порталом и сценой. А еще было несколько кулис разного цвета, которые менялись в зависимости от постановки. Эти представления имели успех — на них собирались все дети 11-комнатной коммунальной квартиры на улице Кирова в Москве. Вел спектакль сам режиссер Александр Калягин, который руководил бумажными человечками и превращал в сказочных героев различные предметы — например, мамино ожерелье становилось змеей.

Хотя родные отмечали, что у ребенка есть талант к лицедейству, это увлечение Саши всерьез не воспринимали. Да и вообще, дяди и тети часто осуждающе смотрели на племянника: «Вырастет ли из него что-нибудь путное?» Они считали, что Юля окончательно испортила Алика, который был просто невыносимым лентяем и вруном.

 

Опубликовать в twitter.com Опубликовать в своем блоге livejournal.com